«Верховный канцлер» Василий Щелкалов

«Верховный канцлер» Василий Щелкалов, фото

Село Останкино, давшее название району, так называлось не всегда. В писцовых книгах XVI века оно именовалось Осташковым, владельцем же значился думный дьяк Василий Яковлевич Щелкалов.

Василий Щелкалов, как и некоторые другие бюрократы XVI века, представлял собой пример человека, добившегося всего самостоятельно, — этакий self-made man. Происхождение не могло обеспечить ему ни покровительство знатных особ, ни финансовую свободу: его отец Яков Щелкалов был обычным дьяком, служившим при Иване Грозном в Разбойной избе. С другой стороны, юноша обучился грамоте, а в то время это было, пожалуй, самым ценным вложением, которое могли сделать незнатные и небогатые семьи.

С братской помощью

Карьеру свою Василий Щелкалов начал, скорее всего, подьячим в одном из приказов, затем был назначен дьяком в Стрелецкий приказ, а после в Разбойную избу. Вероятно, он так бы и застрял в дьячках, если бы судьба не наградила его талантливым старшим братом.

Дьяк — государственный служащий, начальник органа управления (приказа) или его помощник, а также младший чин в Боярской думе XVI — начала XVIII века (в таком случае именовался думным дьяком).

Андрей Яковлевич был человеком выдающимся. Дата его рождения, как и его младшего брата, неизвестна. Но опираясь на тот факт, что в 1550 году он служил поддатнем у рынды (то есть помощником телохранителя царя — работа для юноши лет 15), можно предположить, что родился он около 1535 года (а Василий Яковлевич, будучи младше на 10 лет — около 1545 года). Своей карьерой он был обязан опричным казням, унёсшим жизни многих государственных деятелей. В 1569 году А. Я. Щелкалов возглавил Разрядный приказ, ведавший чинопроизводством и назначением жалований, а через год — Посольский. В его руках оказались сосредоточены огромная власть и влияние. Английский посол Джером Боус говорил о нём так: «…когда я выехал из Москвы, Никита Романов и Андрей Щелкалов считали себя царями и потому так и назывались многими людьми». Ещё в 1560-е годы А. Я. Щелкалов привлекал своего брата к работе Разрядного и Посольского приказов, чтобы тот набирался опыта. В 1560 году Василий Щелкалов сопровождал ногайского владетеля Акболтай-мирзу, в 1562 году участвовал в приёме датского посольства. В 1566 году он вместе с братом заседал на Земском соборе. С этого момента его работа в Посольском приказе стала более насыщенной: Василий Яковлевич принимал участие в посольстве Фёдора Колычева в Литву, в аудиенциях послов Дании и Священной Римской империи, проводил личные встречи с послами. Работы в Разрядном приказе также стало больше: вместе с Н. Ю. Романовым он занимался организацией станичной службы, пересмотром денежных и поместных окладов детей боярских, решал местнические споры, а также сопровождал государя в походах с канцелярией Разрядного приказа. Примерно с 1579 года Василий Щелкалов становится разрядным думным дьяком, докладывая в Думе о делах Разрядного приказа.

«Верховный канцлер» Василий Щелкалов  фото

Борис Фёдорович Годунов, Василий Шуйский, Фёдор I Иоаннович

Верховный канцлер

В 1594 году Василий Яковлевич сменил своего брата на посту главы Посольского приказа. Удивительно, что опала его старшего брата не только не коснулась его самого, но даже способствовала возвышению. С этого момента ни один посольский приём или переговоры не обходятся без Василия Щелкалова. Его влияние при дворе стало настолько велико, что австрийский посол Михаэль Шиль называет его в своём донесении «Верховным канцлером».

В 1600 году Василий Яковлевич участвовал в непростых переговорах с послами польского короля Сигизмунда III. Польская сторона ждала поддержки притязаний их короля на шведский трон, Россия надеялась заключить новое перемирие и не испортить отношения со Швецией. Переговоры закончились фактической победой русских дипломатов — в договоре о 20-летнем перемирии обошлось без титулования Сигизмунда III шведским королём.

Помимо работы в Посольском приказе, Василий Яковлевич с 1584 года возглавлял один из четвертных приказов, занимавшихся сбором налогов на определённых территориях. К тому же с 1587 года он был печатником, то есть хранителем государственной печати и личной царской канцелярии. На подобную должность назначали лишь доверенных лиц, ведь печатник мог ознакомиться практически с любым важным государственным документом.

Четверть (четь) — поземельная мера Древней Руси. В XVII веке составляла примерно 0,5 га.

Не обходилось и без злоупотреблений. Василий Яковлевич ничтоже сумняшеся решал местнические споры в пользу своих друзей, искажал родословные росписи, подделывал административные назначения в пользу своей родни. Но, как и его брат, ни разу не был призван к ответу.

Богат и влиятелен

Во второй половине XVI века семья Щелкаловых стала одной из самых влиятельных и богатых дьяческих фамилий. Обычный размер земельных владений дьяков составлял около 500-600 четвертей. А за время своей службы Василий Яковлевич получил земельных пожалований в шесть раз больше. Среди окольничих Боярской думы по количеству земли его превосходил только воевода Артемий Васильевич Измайлов из рязанских дворян, да и среди бояр немногие могли потягаться с дьяком в размере надела. Конечно, не все земли были Василию Яковлевичу пожалованы, кое-что он купил сам: например, в 1584 году он приобрёл в Московском уезде у Ф. А. Бутурлина сёла Марфино и Ларёво с пустошами, а несколько позже купил сельцо Болшево на реке Клязьме с деревнями и пустошами на 400 с лишним четвертей. Подтверждает огромный размер владений думного дьяка и количество воинов, которых он выставил в 1604 году против войск Лжедмитрия I — 55 человек. По повелению Бориса Годунова в тот год землевладельцы должны были выставить по 2 человека со ста четвертей, конного и пешего с пищалью.

Все земли, пожалованные Василию Щелкалову, перешли его сыну: так, в 1613 году за Иваном Васильевичем числилось более 2700 четвертей земли вотчин его отца, а также 200 четвертей отцовского поместья.

Хотя семья Щелкаловых считалась недостаточно знатной, с ней породнились через браки сына Василия Яковлевича и дочерей Андрея Яковлевича представители нескольких княжеских родов: богатство и влиятельность братьев Щелкаловых, несомненно, перевесили их худородность.

Опала

Возвышение Василия Щелкалова, успешно прошедшего сквозь опричный террор, неожиданно прервалось в 1601 году. В 1600 он перестал быть царским печатником — эта должность перешла к сподвижнику Годунова Игнатию Татищеву. А в 1601 году был вообще отстранён от всех дел. Поводом для опалы стало то, что Василий Щелкалов без царского повеления выдал послам царя Иверской земли денежное содержание — или, как его тогда называли, корм. Подобные вещи не раз и не два сходили с рук и Василию Яковлевичу, и его старшему брату, поэтому причина отставки была в чём-то ещё. Возможно, Борис Годунов не забыл, что во время борьбы за власть после смерти царя Фёдора Иоанновича Василий Щелкалов красноречиво уговаривал бояр и народ целовать крест не Борису, а Думе. Но если Андрея Яковлевича Щелкалова за переговоры с австрийским эрцгерцогом Максимилианом и предложение занять трон в случае смерти Фёдора Иоанновича сняли с должности сразу, то до Василия Яковлевича руки дошли лишь через несколько лет, когда Борис Годунов достаточно укрепил свою власть. Василий Щелкалов попал в опалу и вернулся на службу только в 1604 году, незадолго до смерти царя Бориса. Лжедмитрий I, действуя по принципу «враг моего врага — мой друг», вызвал Василия Яковлевича ко двору и пожаловал чином окольничего. Чин этот Василий Яковлевич сохранил и при Василии Шуйском, хотя о его службе в приказах больше ничего не известно.

Неизвестна и точная дата смерти Василия Щелкалова. Вероятно, он скончался около 1611 года — в 1612 году его сын Иван сделал вклад по душе отца в Троице-Сергиев монастырь. С кончиной Василия Яковлевича род Щелкаловых потерял всякое влияние. Его место заняли не менее целеустремлённые и талантливые представители других фамилий, коих близ царского трона всегда было немало.

Читайте также