Помни

Помни, фото

Мемориал жертвам политических репрессий «Стена скорби»

«Стену скорби» — мемориал жертвам политических репрессий — открыли в сквере на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца в Красносельском районе в 2017 году. Идея создания такого памятника родилась ещё в 1960-е годы.

«Помни». Именно это слово на 22 языках выбито на «Стене скорби». Пространство вокруг памятника вымощено камнями из сталинских лагерей, мест заключения и массовых расстрелов по всей стране. Только москвичей в годы советской власти расстреляли по политическим обвинениям около 12 тысяч человек. «Это те, о ком удалось собрать информацию, реальная цифра как минимум в три раза больше», — говорят активисты проекта увековечения памяти жертв государственного террора в СССР «Последний адрес».

Кто приговаривал к расстрелу

5 сентября 1918 года вышло постановление СНК «О красном терроре», 12 апреля 1919 года появляется декрет ВЦИК «О революционных трибуналах», получивших почти неограниченное право в определении наказания. Подавляющее большинство расстрелянных по политическим мотивам в годы советской власти были приговорены внесудебными органами: «тройками», комиссией НКВД и прокуратуры СССР — «двойками», а не судами или военными трибуналами. Расследования при этом фактически не проводились, на самих заседаниях ни обвиняемые, ни защита, ни свидетели не присутствовали. Расстрелы «политических» с 1918 года проводились почти по всей Москве. Список мест казней огромный, вот лишь некоторые из адресов.

Помни  фото

Места заключений, расстрелов и захоронений

В марте 1918 года Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем вместе с правительством переехала из Петрограда в Москву. Сначала ВЧК разместилась на Поварской улице, а потом переехала в здание страхового общества «Якорь» по адресу Большая Лубянка, 11. В 1919 году ещё одна смена локации — на Лубянскую площадь, 2 — здание страхового общества «Россия». На территории комплекса действовала внутренняя  юрьма, в которую направляли наиболее важных или известных заключённых. Так, через внутреннюю тюрьму на Лубянке прошли: Бухарин, Каменев, Мейерхольд, Тухачевский, Туполев, Мандельштам, Солженицын. Смертные приговоры там приводили в исполнение вплоть до 1954 года.

Для содержания политических заключённых и их расстрелов часто использовали монастыри. Одним из них был Новоспасский монастырь, его превратили в место содержания политических узников зимой 1918 года. Первым заключённым стал настоятель этого монастыря — епископ Серафим. Местом расстрела в Новоспасском стал так называемый итальянский двор между Спасо-Преображенским, Покровским и Знаменским храмами. Спасо-Андроников монастырь также был преобразован в концентрационный лагерь ВЧК. Большинство его заключённых расстреляли.

В 1930-е годы в здании на Никольской, 23 расположилась Военная коллегия Верховного суда СССР, а жители прозвали дом «расстрельным». За 20 лет к смертной казни там были приговорены более 31 тысячи человек.

Не менее знаменита Яузская ведомственная больница ГПУ — ОГПУ напротив высотного дома на Котельнической набережной — сейчас это больница №23. Совсем недавно в архивах были найдены документы, из которых мы знаем, что тела расстрелянных из морга больницы отправлялись на располагавшееся неподалёку Калитниковское кладбище. Использовали для захоронения «врагов народа» и Ваганьковское кладбище, а после 1934 года расстрелянных кремировали в Донском крематории. Кроме кладбищ для захоронения с 1936–1937 годов начинают использовать две зоны в ближнем Подмосковье — в посёлке Бутово и в бывшем совхозе «Коммунарка».

Там же затем и расстреливали. Территория полигона «Коммунарка» была подведомственна центральному аппарату НКВД. Раньше там находилась усадьба с господским домом и прудом, потом здесь была обустроена дача наркома ОГПУ — НКВД Генриха Ягоды. После ареста Ягоды его преемник Николай Ежов распорядился отдать дачу чекистам, и туда начали свозить заключённых и приводить их приговоры в исполнение, так как полигон «Бутово» уже не справлялся с потоком арестантов. По данным общества «Мемориал», в «Коммунарке» захоронено почти семь тысяч человек — как политические заключённые, так и сами участники и исполнители репрессий, в том числе Генрих Ягода, Николай Бухарин и Алексей Рыков. Отличие «Коммунарки» от «Бутова» в том, что сюда свозили в основном высокопоставленных заключённых, партийную элиту. Расстрелянных в Москве и захороненных в «Коммунарке» к высшей мере наказания приговаривал в основном высший орган советской военной юстиции — Военная коллегия ВС СССР.

На полигон «Бутово» в основном попадали после приговоров внесудебных органов. Его территорию контролировало московское управление НКВД. Заключённых московских тюрем здесь начали расстреливать в 1937 году. Сначала расстрелянных хоронили в небольших общих могилах, а потом стали использовать вырытые бульдозерами рвы. Всего в «Бутове» расстреляно и захоронено около 21 тысячи человек, в основном жители Москвы, Подмосковья и соседних областей, хотя есть и граждане других стран. Существуют данные, что здесь были приведены в исполнение приговоры в отношении 69 несовершеннолетних, самому младшему было 13 лет. На полигоне расстреляли около тысячи представителей духовенства различных конфессий. Принято считать, что, в отличие от «Коммунарки», на Бутовский полигон свозили «простых» заключённых, которые принадлежали в формулировке чекистов тех лет к «шпионско-диверсионно-террористической низовке», однако здесь же были приведены в исполнение приговоры в отношении московского генерал-губернатора Владимира Джунковского, председателя Государственной думы Российской империи II созыва Фёдора Головина, начальника транспортного отдела НКВД СССР Владимира Кишкина и других.

Помни  фото

Расстрельный полигон «Коммунарка», 2019 год

Советские диссиденты

После смерти Сталина были объявлены реабилитация и амнистия — правда, выборочные. В 1953 году вышло на свободу множество заключённых лагерей, однако тем, кто сидел по «политической» статье, пришлось добиваться свободы, тогда в системе ГУЛАГа прокатилась целая череда восстаний заключённых. Репрессии уже не были столь массовыми, как при Сталине, но они по-прежнему не носили единичный характер — люди всё ещё регулярно подвергались преследованию за свои политические взгляды.

Статья №70 Уголовного кодекса РСФСР, в которой говорилось об антисоветской агитации и пропаганде, с наказанием в виде лишения свободы на срок от полугода до семи лет или высылкой на срок от двух до пяти лет, была отменена лишь в 1989 году. Указ «О восстановлении прав всех жертв политических репрессий 20–50-х годов» был подписан президентом СССР Михаилом Горбачёвым в 1990 году, ещё через год был принят закон о реабилитации репрессированных.

Термин «диссидент» начал использоваться в 1960-е годы в отношении людей, которые выступали против советского строя и тоталитарного режима. Среди диссидентов встречались люди разных взглядов, но их объединяла борьба за права человека. Считается, что начало диссидентскому движению положили два громких события: Пражская весна и московский процесс против писателей Андрея Синявского и Юлия Даниэля, которые получили длительные сроки в колонии за «антисоветскую агитацию и пропаганду». Аресты, ссылки, в том числе «за 101-й километр», депортация из СССР, принудительное заключение в психиатрические клиники и многое другое использовалось против диссидентов, борьбу с которыми возглавило Пятое управление КГБ СССР.

 

Читайте также