За две секунды до полуночи

За две секунды до полуночи, фото

Храм иконы «Всех скорбящих радость» и часовенный столб на улице Гурьянова

Улица Гурьянова в районе Печатники сама стала памятником. Это напоминание о страшной стороне 90-х: о войне с кавказскими экстремистами, об атаках, которые происходили далеко от этой войны. 8 сентября 1999 года здесь взорвался дом № 19. Погибли 106 человек, ещё 690 пострадали.

Взрыв прогремел в 23 часа 59 минут и 58 секунд — за 2 секунды до полуночи. Большинство жителей двух обрушенных подъездов уже спали. Именно это пугало: ты в своём доме, в своей постели, далеко от войны и насилия, но, оказывается, дом — самое уязвимое место. Никто не чувствовал себя защищённым, и это ощущение не проходило многие месяцы, если не годы. Вот цель, которой добивались террористы, — заставить людей бояться находиться в собственных квартирах.

Специальные службы полагали, что обрушение подъездов могло быть связано со взрывом газа. К сожалению, и такое случается. Однако и предшествовавший этому буйнакский взрыв, и сложная обстановка на Кавказе, конечно, не давали возможности игнорировать версию о теракте.

Позже следствие пришло к выводу, что взрывчатое вещество мощностью 350 кг в тротиловом эквиваленте в мешках с надписью «сахар» находилось в одном из помещений на первом этаже дома № 19. Это был склад, принадлежавший предпринимателю Марио Блюменфельду. Он сдавал помещение в аренду с помощью объявлений в газете «Из рук в руки», именно так на него вышел некий Марат, представившийся директором продовольственной фирмы, которая торгует сахарным песком. «Маратом» был Мухит Лайпанов, но и это ненастоящее имя. Эти документы, по версии следствия, использовал Ачимез Гочияев  — организатор терактов, который до сих пор в международном розыске.

Террористы часто использовали водителей и грузчиков по найму, которые понятия не имели, что развозят по Москве взрывчатку. Следствие выделяет нескольких людей, непосредственно отвечавших за организацию теракта. Помимо Гочияева, речь идёт о Денисе Сайтакове, виновными признаны также Хаким Абаев, Равиль Ахмяров, все они были убиты в ходе антитеррористических операций. Другие фигуранты — Юсуф Крымшамхалов и Адам Деккушев — арестованы в Грузии и переданы России, где получили пожизненные сроки. Ещё одним фигурантом дела стал сотрудник ГИБДД Станислав Любичев, который за взятку пропустил в Кисловодск КамАЗ с сахарными мешками (разумеется, в мешках был не сахар). Позже этот КамАЗ направился в Москву. Любичев получил 4,5 года лишения свободы.

В память о погибших на Гурьянова построили храм иконы «Всех скорбящих радость» и часовенный столб, к которому в каждую годовщину несут цветы и венки. 

Сама идея этой террористической серии, по версии следствия, принадлежит арабским боевикам Хаттабу и Абу Умару. Первый убит в 2002 году, по данным «Росбалта», с помощью отравленного письма, второй — в 2001 году в результате спецоперации спецназа ФСБ.

Дом № 19 на улице Гурьянова снесли полностью, восстановлению он не подлежал. Точно так же поступили с 17-м домом, который пострадал от взрыва. На месте девятиэтажек появились новые жилые дома, уже в 25 этажей. Это решение московских властей было очень спорным. Недовольство родственников погибших вызывало и распределение компенсаций, и то, что часть из них так и не получили тела своих близких, — некоторые останки оказались непригодны для опознания. Спустя 10 лет после трагедии «МК» рассказывал несколько историй о том, что родственники погибших организовали символические похороны с пустыми могилами тех, кто формально числился «пропавшим без вести».

Читайте также