Серп и молот у Рогожской заставы

Серп и молот у Рогожской заставы, фото

Юлий Гужон, основатель завода «Серп и Молот»

Название «Серп и Молот» знакомо всем, кто читал поэму Венедикта Ерофеева «Москва — Петушки». Эта станция на границе Таганского района — первая остановка от Курского вокзала. Имя ей дал завод, основанный в дореволюционные годы французом с загадочной биографией.

Буржуа и металлург

Жизнь Юлия Гужона (1852-1918) могла бы стать сюжетом авантюрного романа. Его отец в 1845 году перебрался в Москву, где основал шёлковую фабрику и гвоздильную мастерскую. По разным сведениям, Юлий родился то ли во Франции, то ли в России, причём даты его рождения тоже разнятся — называют 1852, 1854, 1856 и даже 1858 годы.

После смерти отца братья Ипполит, Юлий и Эдуард унаследовали его дело под названием «П. О. Гужон наследники». И шёлковым, и гвоздильным предприятиями с успехом управлял Юлий. Продав старую шёлковую фабрику, в 1881 он совместно с лионскими фабрикантами Мусси организовал Товарищество мануфактур Гужон и Мусси с заводом в Лефортово, где был председателем правления. В 1883 году учредил металлургический завод в Москве, в 1897 году — ещё один, Паратский…

Предприниматель занимался и общественной жизнью: работал в Биржевом комитете, Московском военно-промышленном комитете, возглавлял Совещательную контору железнодорожников, входил в общества содействия успехам опытных наук и их практических применений и распространения полезных книг. Где его только не было — и во Французском обществе взаимного вспомоществования, и в Совете римско-католической французской церкви Святого Людовика, и в Комитете для благоустройства кладбищ иноверческих исповеданий… К тому же Гужон состоял членом Императорского Московского скакового общества и был горячим поклонником автомобильного спорта. Он получил первые в России автомобильные права, и он же стал виновником одного из первых в Москве ДТП.

Гужон был убеждённым легалистом. Заботясь о развитии производства, выступал в печати с программой экономического оздоровления России. И он же, по праву собственника, отказал своему соседу Льву Толстому в просьбе скинуть цену за землю местным крестьянам. На заводах Гужон установил 12-часовой рабочий день, не запрещённый законом, и категорически отказался уступить требованиям рабочих своей шёлковой мануфактуры во время стачки 1902 года. Предприниматель рассчитал при этом 1200 человек, выставил за дверь депутатов зубатовских рабочих советов и вступил в конфликт с московской охранкой. Одновременно Гужон настаивал на формировании внятного трудового законодательства.

То ли в 1914-м, то ли в мае 1915 года Гужон подвергся кратковременному аресту. По одним сведениям, на волне антинемецких настроений, по другим — по причине публичных призывов к ограничению царской власти в пользу Государственного совета.

После революции эксцентричный предприниматель бежал с семьёй в Крым, где в 1918 году был убит на собственной даче в Гаспре — то ли большевиками, то ли бандитами, то ли офицерами Добровольческой армии. Мотивы убийства остались неизвестны, говорили про шпионаж и некие швейцарские активы…

Серп и молот у Рогожской заставы  фото

Водительские права, выданные в Москве в 1908 году Юлию Гужону

Завод Гужона

Самым знаменитым предприятием Гужона в Москве стал завод, построенный, чтобы поставлять качественный металл для принадлежавшей Гужону Бабьегорской металлической фабрики.

В октябре 1883 года Александр III утвердил устав Товарищества Московского металлического завода, в которое, кроме Гужона, вошли торговые дома Вогау и Арманд. А уже в феврале 1884 года Андроньевский металлический завод за Рогожской заставой — главное предприятие Товарищества — вступил в строй. Товариществу принадлежали также железные рудники под Тулой и взятый в аренду завод под Владимиром. В 1885 году пожар почти полностью уничтожил строения Андроньевского завода, но он был быстро отстроен вновь. Директором завода стал инженер Константин Зайцев, отец известного писателя Бориса Зайцева, выросшего в директорском доме на территории предприятия.

Завод Юлия Гужона был флагманом отечественной металлургии.

В 1890 году на заводе запустили первую мартеновскую печь. К 1913 году их было семь. Кроме плавки железа, изготовления гвоздей и болтов, начался выпуск стали, в том числе рельсовой. Это способствовало быстрому развитию производства. Если в первый год на заводе трудилось двести работников, то спустя десять лет — полторы тысячи.

Завод работал на уральском чугуне и угле из Донецкого бассейна. В 1897 году Гужон учредил Волжско-Вишерское горное и металлургическое акционерное общество, которое занималось в том числе и разработками месторождений гематитовых руд. Со временем предприятие перешло на нефтяные и электрические двигатели. В 1903 году вошло в синдикат металлургических предприятий «Гвоздь», который в 1908-м был преобразован в монополию «Проволока». К 1917 году завод включал девять цехов, а число рабочих на нём достигло 3,2 тысячи.

Металлический «Серп и Молот»

После революции 1917 года национализированный завод Гужона был переименован в «Большой московский металлургический завод». Объём производства на нём к 1921 году уменьшился чуть ли не в 50 раз в сравнении с довоенным. К пятой годовщине революции завод получил новое название — Московский металлургический завод «Серп и Молот». Тогда же при заводе был основан спортивный кружок, в 1936 году он превратился в футбольный клуб «Металлург».

К 1917 году на заводе работало более трёх тысяч человек.

Только с началом первой пятилетки индустриализации (1928–1932 гг.) «Серп и Молот» вышел на уровень производства довоенного 1913 года, когда на заводе выпускалось 90000 тонн стали в год. В 1931 году завод вошёл во Всесоюзный трест качественных и высококачественных сталей и ферросплавов «Спецсталь».

В 1930-е завод уверенно занимал передовые позиции в отечественной металлургии. Здесь выпускались сталь марки «М» для авиационной промышленности, автомобильный лист для легендарных эмок, калиброванный металл. Нержавеющая сталь завода «Серп и Молот» использовалась в убранстве станции метро «Маяковская» и в создании знаменитого монумента Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Объём отгрузки продукции был таков, что на территорию завода провели пути Курской железной дороги. Порой уходило до семи составов в день.

Новые цехи предприятия развернулись на территории бывшего Всехсвятского женского монастыря. При заводе открылись вечерняя школа, ФЗУ, техникум и институт. В 1929-1933 гг. на Волочаевской улице был возведён клуб завода с большими театральным и спортивным залами и со своим парком. Выходила многотиражная заводская газета «Мартеновка». Появились свой пионерский лагерь и два дачных посёлка.

Серп и молот у Рогожской заставы  фото

Нержавеющая сталь для скульптуры «Рабочий и колхозница» выплавлена на заводе «Серп и Молот».

Во время войны заводские цехи, выпускавшие продукцию для фронта, в частности, башни для танков ИС-2, были эвакуированы в Златоуст, Магнитогорск, Нижний Тагил и Омутнинск.

С возвращением к мирной жизни началось техническое перевооружение завода. Здесь стали применять кислородно-конверторный процесс получения стали и другие передовые технологии, а в 1960-е переоборудовали мартеновские цехи в электросталеплавильные. Возросла производительность прокатного цеха — здесь производство с 1945-го к 1971 году удвоилось. Затем начались механизация и автоматизация основных производственных процессов.

100-летний юбилей завода в 1983 году отметили с пафосом: в Георгиевском зале Большого Кремлёвского дворца 127 работников получили ордена и медали. Наградили и всё предприятие в целом — орденом Октябрьской революции. Почта СССР выпустила юбилейную марку стоимостью 4 копейки.

Однако перехода к рыночной экономике завод не пережил. В 1990-е годы объёмы производства неуклонно падали, а с середины 2000-х завод постепенно закрывался: калибровочный цех, сортопрокатный, сталепроволочный… К 2011 году предприятие было полностью остановлено.

Память об основателе завода сохранена в городской топонимике: в 2018 году сквер между Золоторожским валом и Танковым проездом назван именем Гужона.

Читайте также