Боярский род Кутузовых

Боярский род Кутузовых, фото

История и герб Кутузовых

У станции Крюково в Зеленограде до 1987 года находилась деревня Кутузово — вотчина одного из древнейших русских боярских родов.

К генерал-фельдмаршалу Михаилу Илларионовичу Голенищеву-Кутузову деревня никогда не имела никакого отношения. Последние Кутузовы покинули её ещё при Иване Грозном. Однако название сохранялось и при советской власти, и даже колхоз, возникший после коллективизации, назывался «Кутузово». Сейчас есть здесь и Кутузовское шоссе, и Кутузовский пруд. Последним Кутузовым, владевшим этими местами, был Василий Борисович Кутузов. Наследников он не оставил, а при Иване IV, в 1590-х годах, деревня перешла к кабардинскому князю Борису Камбулатовичу Черкасскому — брату царицы Марии Темрюковны.

Герб Кутузовых
«В щите, имеющем голубое поле, изображён чёрный одноглавый Орёл, имеющий над главою дворянскую Корону, а в правой лапе серебряную шпагу. Щит увенчан обыкновенным Дворянским Шлемом с дворянскою на нём Короною и тремя страусовыми перьями. Намёт на щите голубого и чёрного цвета, подложенный серебром».

Общий Гербовник дворянских родов Всероссийской Империи 

Кутуз и голенище

В генеалогической истории Кутузовых много неясностей. В 1686 году между двумя ветвями семьи возникла тяжба. Кутузовы возражали против включения рода Голенищевых-Кутузовых в главу Бархатной книги (росписи всех российских дворянских фамилий), посвящённую их семье. По сохранившимся документам и по семейным преданиям было установлено, что у двух семейств действительно есть общий предок. Однако разошлись две ветви довольно рано, на рубеже XV-XVI веков.

Общий предок — это некий Гавриил, который «выехал из Прус», чтобы поступить на службу к новгородскому князю Александру Ярославичу, впоследствии прозванному Невским. Происхождение этого Гавриила неизвестно. Возможно, он действительно был отпрыском благородного прусского семейства, но не исключено, что Гавриил просто жил на Прусской улице в Новгороде.

О Гаврииле, равно как и о его потомках — сыне Андрее Гаврииловиче и внуке Гаврииле Андреевиче, известно немногое. Они жили в Новгороде и похоронены в церкви Спаса на Нередице. У Гавриила Андреевича, судя по родословным документам Кутузовых, было прозвище Прокша. У Прокши — сын Александр, а у того — сын Фёдор по прозванию Кутуз, который и считается родоначальником Кутузовых.

Братья Фёдора — Григорий и Ананий — также дали начало двум боярским семьям. Григорий — роду Горбатых, угасшему в XVI веке, а у Анания был сын Василий по прозвищу Голенище, от него и пошли Голенищевы-Кутузовы, которые завели в XVII веке спор о происхождении двух семей.

Пленная княгиня

Незадолго до своей смерти великий князь Московский Дмитрий Иванович Донской добился выгодного династического брака. Он договорился о женитьбе своего наследника Василия Ивановича на дочери великого князя Литовского Витовта. Свадьба состоялась уже после смерти Дмитрия Донского, зимой 1390-1391 года. Софья Витовтовна прожила долгую и не во всём спокойную жизнь. В одном из самых напряжённых эпизодов её фактического царствования участвовал и сын Фёдора Кутуза Василий.

В 1425 году Софья овдовела. Великим князем Московским стал её малолетний сын под именем Василия II, а Софья получила регентские полномочия. Она немедленно заручилась поддержкой могущественного отца, Витовта, но через пять лет тот умер, и начались непростые времена. Литовский престол занял двоюродный брат Витовта Свидригайло, который поддерживал князя Звенигородского Юрия Дмитриевича в его притязаниях на московский престол.

Прокша и Кутуз
Клички Гавриила Андреевича и его внука Фёдора Александровича многое говорят о характере родоначальников Кутузовых. Так, Прокша образовано от имени Прокофий, что в переводе с греческого означает «схватившийся за рукоять меча», а Кутуз в переводе с тюркского— «вспыльчивый», «бешеный».

В 1433 году на свадьбе молодого Василия II произошёл страшный скандал, который привёл к затяжной междоусобице. На пир были приглашены сыновья Юрия Дмитриевича — Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Софья Витовтовна заметила на Василии Косом пояс, принадлежавший когда-то Дмитрию Донскому, и сорвала его с гостя. Это и стало поводом к войне. В том же году Юрий Дмитриевич занял Москву, а Софье пришлось бежать. Затем он всё же признал власть Василия, и Софья вернулась. Однако потом снова занял Москву, а Софья попала в плен. Противостояние продолжилось и после смерти Юрия Дмитриевича, дело которого продолжил его сын Дмитрий Шемяка. Москва переходила из рук в руки, великий князь Василий по доброй византийской традиции был ослеплён врагами (оттого и прозван Тёмным). Вскоре Дмитрий Шемяка освободил князя, но его мать Софью оставил в заложниках и бежал с ней на север, в Каргополь.

Тут и вышел на сцену Василий Фёдорович Кутузов. Занявший Москву Василий II отправил своего верного боярина с посланием следующего содержания: «Брат князь Дмитрий Юрьевич! Какая тебе честь или хвала держать в плену мою мать, а свою тётку?» Великий князь и его посланник были достаточно убедительны: Софью отпустили. Обычное дипломатическое поручение, но при этом судьбоносное — Софья больше в плен не попадала, а Дмитрий Шемяка так больше и не захватывал Москву.

Боярский род Кутузовых  фото

Портрет Михаила Илларионовича Кутузова. Джордж Доу, 1829 год, Портрет Павла Васильевича Голенищева-Кутузова. Джордж Доу

Кутузовы против еретиков

Сыновья Василия Фёдоровича — Борис, Константин и Михаил — появляются в документах во время другого важного события. Все трое оказываются связаны с Новгородом, и все были близки к архиепископу Геннадию, боровшемуся с ересью жидовствующих.

Как это часто бывает, о ересях нам известно от обвинителей, и потому точного представления о размахе движения в Новгороде и даже о его сути, доктринальной и обрядовой, нет.

Константин и Михаил Кутузовы были боярами непосредственно при архиепископе. Борис Васильевич Кутузов участвовал в церковном соборе 1490 года, который ересь жидовствующих осудил и предал анафеме. В чём именно были виноваты еретики, не до конца понятно. Обвинений было немало — и глумление над иконами в пьяном виде, и соблюдение субботы, и тайное следование иудейским законам и традициям. Архиепископ требовал самых решительных мер, ссылался на удачный европейский опыт. В послании московскому митрополиту Зосиме Геннадий рассказывает, что узнал от германского посланника Георга фон Турна об испанской инквизиции, успешно искореняющей еретиков. Однако архиепископа не послушали — новгородских вольнодумцев осудили, но не наказали. Геннадия даже позвали на собор, и он предположил, что Зосима сам еретик.

На самом деле борьба шла на более высоком уровне. Жидовствующих обличал могущественный игумен Иосиф Волоцкий. В своём труде «Просветитель», направленном против новгородской ереси, он требовал наказания для тех, кто заставляет верующих сомневаться: «Если неверные еретики не прельщают никого из православных, то не следует делать им зла и ненавидеть, когда же увидим, что неверные и еретики хотят прельстить православных, тогда подобает не только ненавидеть их или осуждать, но и проклинать, и наносить им раны, освящая тем свою руку».

Архиепископ Геннадий, при котором состояли бояре Кутузовы, так своего и не добился и после собора в борьбе против новгородских еретиков не участвовал. Дело его довёл до конца Иосиф Волоцкий: в 1504 году состоялся ещё один собор, последствия которого были печальны для тех, кого посчитали вероотступниками. Наиболее известных жидовствующих сожгли в Москве, другим вырвали языки и отправили на казнь в Новгород.

Кутузовы и Голенищевы-Кутузовы

Кутузовы отличались плодовитостью и, как следствие, многочисленностью. Представители этого рода ходили в Литовский поход при великом князе Василии III, страдали от опричнины при его сыне Иване IV, служили патриарху Филарету, штурмовали Смоленск при Алексее Михайловиче. Но Кутузовы никогда не были на первых ролях. Уже в новое время возвысились другие потомки «пруса» Гавриила — Голенищевы-Кутузовы. Один из них, Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов, командовал русской армией и принёс победу над Наполеоном. Другой, Павел Васильевич Голенищев-Кутузов, доблестно участвовал в войне 1812 года и Заграничном походе, а в 1826 году тот же боевой генерал лично руководил повешением декабристов.

Читайте также