Штурмовик тысячи врагов

Штурмовик тысячи врагов, фото

Летчик Николай Полагушин

Между Панфиловским и Центральным проспектами в районе Матушкино пролегает улочка протяженностью всего в один километр. Когда-то она была никому не известным проездом № 4912, но в 2006 году получила имя человека, которого, кажется, знал весь Зеленоград — Героя Советского Союза гвардии полковника Николая Ивановича Полагушина.

Николай Полагушин попал в Красную армию в июне 1941 года в возрасте довольно несерьезном — 18 лет. Он быстро прошел школу военных летчиков в городе Чкалове (сегодня Оренбург) и уже через год бился на передовой Ленинградского фронта.

Несмотря на скромную протяженность, улица Летчика Полагушина находится сразу в двух районах Зеленограда — Матушкино и Силино.

Полагушину повезло: после школы пилотов он попал под крыло командира эскадрильи Григория Мыльникова, с которым часто летал в паре. Молодой летчик зарекомендовал себя в качестве беспощадного штурмовика. Полагушин ловко избегал вражеского огня и бил в цель без промаха.

Популярность его росла со скоростью взлета. Имя Николая Полагушина появилось во фронтовых газетах, ему вручали почетные награды. Множество историй, которые рассказывали современники аса, доказывают, что среди его подвигов нет переоцененных.

Очередной боевой вылет летчик-штурмовик совершил 22 июля 1943 года. Тогда Николай Полагушин, ведущий в паре истребителей, с двух заходов уничтожил целый железнодорожный эшелон противника. Вряд ли дилетант за штурвалом самолета сможет за доли секунд, пока идет на сближение с целью, метко сбросить бомбу на локомотив, а затем изрешетить эшелон из пулеметов и пушек, после чего оставить позади горящий вражеский состав и скрыться в небе.

Новобранцев возраста Полагушина — 1923 года рождения — в армии называли «выбитым» призывом: 97% этих юных, «необстрелянных» ребят не вернулись домой.

И таких результативных полетов офицер Полагушин совершил более двухсот. В его личной статистике зафиксировано: летчик поразил 200 целей в период с 1942 по 1944 год. Среди них — шесть дальнобойных орудий. За каждой новой целью стояла встреча с вражескими истребителями, маневры под натиском зенитного огня, наконец, сложнейшие погодные условия. Каждый вылет мог оказаться последним.

Свою лепту внес Полагушин и в освобождение Ленинграда. Город подвергался массированному обстрелу из дальнобойных орудий. Каждое из них вермахт прикрывал зенитным огнем, поражение таких дальнобойных батарей считалось особо опасным заданием. Николаю Полагушину неоднократно поручали подобные миссии. Однажды поступил приказ — уничтожить артиллерийскую батарею на так называемой высоте 172,3, или на Вороньей горе.

Воронья гора — холм у железнодорожной платформы Можайская в Санкт-Петербурге.

Пара Ил-2 во главе с самолетом Полагушина выдвинулась в направлении цели. Полет сильно усложняла погода: сильный снегопад снизил видимость до 50–75 метров, облака опустились на высоту 100 метров. Но они же помогли пилотам. Они незаметно пересекли линию фронта — в такое ненастье никто не мог ожидать авианалета. Добравшись до нужного района, штурмовики почти вслепую исследовали местность. Сквозь пелену снега едва можно было различить верхушки сосен и елей на высоте 172,3. Спустя несколько пролетов над горой внимание Полагушина привлекли странные, темные поваленные стволы деревьев. Они выглядели необычно, макушек не было видно. Зоркий глаз и боевой опыт помогли сообразить, что то, что сквозь пелену снега показалось «стволами», было следами пороховой гари. Они остались на снегу после выстрелов тяжелых артиллерийских орудий. Паре истребителей понадобилось всего три захода, чтобы полностью уничтожить целую артиллерийскую батарею, которая, конечно же, активно оборонялась.

Штурмовик тысячи врагов  фото

Советский штурмовик Ил-2 взлетает с полевого аэродрома. 1942 год // Иван Егорович Хлынин

Многими качествами образцового воина отличался Николай Полагушин. Его бывший стрелок-радист Иван Хлынин, сам выдающийся боец, особенно отмечал бесстрашие пилота. Одним из профессиональных приемов Полагушина был полет на предельно низкой высоте — самолет чуть-чуть не задевал верхушки деревьев или гребни волн. Таким образом, летчик шел на очевидный риск, однако именно так он достигал внезапности, сравнимой с разрядом молнии. Штурмовик появлялся над противником, словно из ниоткуда. Для повторного захода на цель он маневрировал так, будто управлял гоночным болидом, а не тяжелым самолетом. Все это в совокупности давало Полагушину преимущество над врагами, которые никак не могли предугадать его следующий шаг. Даже завесы зенитного огня, наносившие значительный урон советским Илам, обычно не могли достать проворный самолет. Из 259 боевых вылетов Полагушин 243 раза возвращался невредимым — всего трижды он был сбит, и еще 13 раз его машина получала повреждения.

К сожалению, в 1940-е годы не было видеокамер высокого разрешения — они могли бы запечатлеть не один из многочисленных боев, из которых бесстрашный Полагушин выходил победителем. Например, тот, в котором пилот за девять заходов уничтожил артиллерийское орудие, зенитный пулемет, танк и порядка двадцати солдат вермахта. Этот вылет датирован 18 февраля 1944 года. Группа штурмовиков во главе с командиром эскадрильи Полагушиным прикрывала наступление советских войск в районе Аувере — Ластеколония, что западнее реки Нарвы.

Однако статус Героя Советского Союза гвардии капитан Полагушин получил даже не за этот бой. В первом представлении к званию, которого, кстати, он удостаивался дважды, описаны два боевых вылета, совершенных в июне 1944 года. В обоих летчик продемонстрировал высокую Из 259 боевых вылетов Полагушин возвращался невредимым 243 раза точность огня, маневренность и волю к атакам до полного истребления врага. У каждого мастера есть собственный стиль, некий узнаваемый почерк. К уникальному стилю Николая Полагушина можно отнести мертвую хватку, с какой он вцеплялся в каждую цель, будь то артиллерийское орудие, боевая машина или же группа штурмовиков люфтваффе. Для неустрашимого летчика все они были словно красное полотно перед разъяренным быком.

Конечно, Николай Полагушин тоже был человеком и тоже был уязвим. За время войны он получил три ранения и трижды его сбивали; тринадцать раз он шел на вынужденную посадку. В запас летчик вышел в возрасте 35 лет в звании полковника. Последние 40 лет жизни провел в основном в Москве и наслаждался мирным небом, куда больше не поднимался. Полагушин был частым гостем школ Москвы и Зеленограда, особенно школы №609, которая находится в полутора километрах от улицы, названной в его честь. 

Читайте также