Адепты «сокольничия пути»

Адепты «сокольничия пути», фото

Соколиная охота

Когда-то в Хорошево-Мневниках русские великие князья и цари тешились соколиной охотой. Эта забава требовала целого штата особо обученных охотников, которые содержали и обучали ловчих птиц. Дело это было непростое, но почтенное: при особе «самого» — это не в пограничном полку крымцев да поляков ждать…

Из глубины веков

Соколиная охота имеет древние корни: еще в 1 тысячелетии до нашей эры она была известна в Ассирии, о чем свидетельствует барельеф, найденный на раскопках древней крепости Дур-Шаррукин (север Ирака), где изображены двое охотников: один отпускает птицу в воздух, другой ловит ее. Она была также известна китайским императорам, которые использовали соколов для ловли фазанов, и монгольским кочевникам. Так, ценителями ловчих птиц были Чингисхан и его внук Хубилай.

Была соколиная охота известна и в Европе, хотя популярность получила уже в Средние века и была распространена лишь среди высшего сословия. Объяснялось это просто: хорошо обученная птица стоила дорого, ее нужно было кормить и поддерживать в форме. Иногда этой элитарности соколиной охоты способствовало законодательство: в Англии, например, содержать сапсана мог либо принц, либо герцог. Один из самых известных трактатов о соколиной охоте принадлежит ни много ни мало императору Священной Римской империи Фридриху II Гогенштауфену. Свой вклад в составление шеститомного трактата «Искусство охоты с птицами» внесли и сам император, и его сын Манфред, и даже его незаконнорожденный сын Энцо.

А что у нас?

Соколиная охота на Руси известна с IX-X веков. Откуда пришла на Русь эта традиция, из Византии или из Скандинавии — вопрос открытый. Известно, что разведением птиц для охоты на своем соколином дворе занимался князь Олег. В Краткой редакции Русской Правды, которая была составлена в 70-е годы XI века, сказано: «А если украдут чюжь песъ, любо ястребъ, любо соколъ, то за обиду (платить. — Авт.) 3 гривны». Столько же, например, стоила обида, нанесенная княжескому смерду, или разорение княжеской борти, а вот кража коровы обошлась бы в три раза дешевле. Немало эпитетов на тему охоты с ловчими птицами содержится в «Слове о полку Игореве». Упоминание о ловчих птицах содержится в тексте Поучения Владимира Мономаха: «…Весь распорядок и в доме у себя также сам устанавливал. И у ловчих охотничий распорядок сам устанавливал, и у конюхов, и о соколах и о ястребах заботился».

«Тогда напускал десять соколов на стаю лебедей, и какую лебедь настигали — та первой и пела песнь старому Ярославу…»

«Слово о полку Игореве», пер. Д. С. Лихачева

Любил соколиную охоту и Иван Грозный. Соколиный двор его был настолько большим, что пришлось устроить целый Сокольничий приказ (или, как его еще называли, Сокольничий путь) и даже дорожную подать с купцов начать взимать голубями (на прокорм охотничьим птицам).

Но настоящего расцвета охота с ловчими птицами достигла при Алексее Михайловиче. Его, без преувеличения, можно назвать фанатом соколиной охоты, столь велики были изменения, коснувшиеся устроения этой забавы.

Птичье ведомство

Алексей Михайлович подошел к организации своего досуга весьма обстоятельно. Он упразднил Соколиный приказ и передал охоту с ловчими птицами в ведение своей личной канцелярии и по совместительству тайной полиции, не подчинявшейся Боярской думе, а именно приказу Великого государя Тайных дел. Туда же был передан и голубиный двор — по свидетельствам современников, в нем находилось около 100000 гнезд! И это было не так уж и много, ведь необходимо было прокормить около 3 тысяч охотничьих птиц, живших в потешных дворах Коломенского и Семеновского. К тому же ловцы из других городов России ежегодно присылали в Москву около 200 птиц для последующей отбраковки и обучения.

Разумеется, не все птицы оставались в кречатнях. Зачастую они, уже обученные, отправлялись в качестве подарков в другие государства: Англию, Данию, Турцию и др.

«…И посылаются те птицы в Персию с послы и куды лучится, и Перситцкой шах те птицы от царя принимает за великие подарки, и ставит ценою те птицы рублев по 100 и по 200 и по 500 и по 1000 и болши, смотря по птице…»

Г. Котошихин. «О России в царствование Алексея Михайловича»

Обязанности сокольников, по крайней мере, позднейшего времени, заключались в ухаживании за ловчими птицами, их приучении к охоте («вынашивании»). Эта работа требовала много времени, умения, а также самоотречения, ведь соколы зачастую попадали на двор уже взрослыми и к приручению были не склонны. Процесс дрессировки был долгим и жестоким: чтобы сломить свободный дух птицы, ее морили голодом, держали без сна и даже зашивали веки! Всего на соколином дворе находилось более 100 сокольников, при этом 20 из них — безотлучно. Во время охоты сокольники «напускали» птиц, приманивали их после охоты и разыскивали добычу.

Адепты «сокольничия пути»  фото

Новое уложение

Чтобы подчеркнуть статус государевой потехи, Алексей Михайлович вслед за своим коллегой из Священной Римской империи написал трактат «Урядник, или Новое уложение и устроение чина сокольничия пути».

С момента создания нового уложения ведомство соколиной охоты приобрело строгую иерархичность и обрядность, свойственную, скорее, церковной структуре, нежели светской. Все птицы были распределены по «статьям», во главе «статьи» стоял начальный сокольник, в непосредственном ведении которого находилось известное число рядовых сокольников и сокольничьих поддатней (помощников). Во главе ведомства стоял подсокольничий, а ведал всей соколиной охотой главный сокольничий. Произведение сокольников в начальные сопровождалось особой торжественной церемонией, регламент которой Алексей Михайлович расписал подробнейшим образом, так же, как и форму каждого сокольника. Носить полагалось суконный цветной кафтан с золотой или серебряной нашивкой, желтые сафьянные сапоги и обязательно заломленную набок шапку. Начальные сокольники кафтан носили бархатный.

Особое место в «Уряднике…» занимает описание моральных качеств, которыми должен обладать сокольник. Это не только напрямую относящиеся к работе «желание служить верой и правдой», прилежность и энтузиазм, уважение к рядовым сокольникам и даже забота о них. Это также и требование быть «ото всякого дурна чисту» — подобная забота о духе своих подданных может показаться странной, но Алексею Михайловичу, по-видимому, была противна сама мысль о том, чтобы подпустить к любимым птицам человека дурного.

Сокольничие занимали в обществе привилегированное положение. Они были освобождены от большинства повинностей и были подсудны только своим начальникам и царю. Все сокольничие, в том числе и рядовые, награждались поместьями и вотчинами, денежным жалованием и платьями, питались с царского стола. Начальные сокольничие писались с «вичем» (то есть с отчеством), а также имели определенное место в иерархии московских чинов. Изначально в сокольники назначались люди неименитые, но по мере продвижения по службе могли выбиться и в окольничие, хотя требования к ним были весьма серьезные — несмотря на свое прозвище Тишайший, царь Алексей был довольно гневлив и никакого беспорядка в любимой охоте не терпел.

На содержание птиц, сокольников и поддержание в порядке снаряжения, а также на проведение охоты требовались космические суммы денег. Вероятно, этим отчасти объясняется перевод царской потехи в ведение приказа Тайных дел, сотрудники которого лучше других умели изыскивать средства.

Дети Алексея Михайловича соколиной охотой практически не интересовались, а с развитием огнестрельного оружия она и вовсе зачахла. Сокольничие еще какое-то время отлавливали и обучали птиц (в первую очередь для подарков другим державам), но прежнего размаха уже не было.

Читайте также